Главная
Регистрация
Вход
Среда
28.06.2017
23:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Памяти ИГОРЯ КРАСАВИНА

Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Мои файлы [121]

Поиск

 Каталог файлов 
Главная » Файлы » Мои файлы

"По праву крови. Продолжение"(Книга вторая). Автор: Алина Чинючина
17.04.2013, 17:04

* * *

 

Встав на ноги, Патрик – в качестве племянника господина ван Эйрека – стал обязан наносить родственные и соседские визиты. Надо сказать, многочисленные друзья и родичи «дяди» ничуть не удивились внезапному появлению у него племянника: видно, род ван Эйреков был настолько ветвист, что и сами они не могли подчас подсчитать, кто кому кем приходится. В поместье Августа Анри в прежние годы и трех дней не проходило без гостей. Приезжали родственники, приезжали старые сослуживцы хозяина; многочисленные отпрыски кузенов и кузин гостили в имении едва ли не каждое лето; казалось бы – что за радость уезжать из столицы (да даже и не из столицы) в провинцию? Тем не менее, здесь собиралось весьма разномастное общество. Господин Август Анри всегда слыл хлебосольным хозяином. В прежние времена, вздыхал он, в славные прежние времена, когда ничего и никого не нужно было бояться – о, какие споры до рассвета разводила здесь молодежь, какие бывали балы, как много вина лилось рекой, а еще больше – смеха, звонких молодых голосов, флирта, нечаянных поцелуев украдкой.

Минуло то время. Умерла жена, дочери выросли, повыходили замуж, разъехались по дальним гарнизонам, один из племянников живет в столице и забыл дорогу в нашу глухомань. Потому и увез сюда беглого каторжника мудрый лорд Лестин, что теперь здесь, в одном дне пути от Леррена, не стоило опасаться ни любопытных глаз, ни лишних ушей.

Тем не менее, гости все-таки приезжали. Раз в три-четыре недели в имение Августа ван Эйрека заворачивала очередная карета или сам «дядя» отправлялся проведать кого-то из старых знакомых. Разумеется, молодой повеса Людвиг ехал вместе с ним.

Патрик не спорил, понимая, что визиты эти – не просто дань вежливости. Присматриваться, замечать, слушать, втихомолку склоняя на свою сторону… как знать, где может пригодиться ему кто-то из этих людей; лордов, близких ко двору, у ван Эйрека в родне не водилось, но… мало ли, как повернется дело.

Но это было и хорошо, что не водилось, - его никто не смог бы узнать. Только однажды, уже в апреле, увидев в толпе гостей на именинах троюродной племянницы «дяди Августа» господина Кристофера ван Эйрека, ректора Университета, Патрик напрягся внутренне. Впрочем, все обошлось, господин Кристофер, увидев его, заулыбался, дружески потрепал по плечу и стоящим рядом с ним дамам охарактеризовал племянника как «несколько ленивого, но способного юношу, подающего надежды». Дамы благосклонно посмотрели на юного родственника, Патрик скромно потупил глаза, как полагалось по возрасту, и удостоился одобрительных замечаний, заявив, что собирается делать карьеру на ниве штатской службы. Случившиеся рядом две молоденькие девицы восторженно захихикали. Видимо, теперь у девушек на выданье в чести были не военные, а штатские служаки.

Обычно Патрик не танцевал – еще не позволяло здоровье, но в тот вечер, поддавшись желанию выглядеть благонравным племянником, пригласил на танец именинницу – девицу семнадцати лет с пухлыми розовыми щечками и наивными голубыми глазами. Правда, через два тура он вынужден был извиниться и проводить даму на место – нога немедленно отозвалась острой болью, но, кажется, дело было сделано: весь остаток вечера девица Луиза смотрела на него таким восторженным взглядом, что и слепому все было ясно. Потом, уже дома, перебирая в памяти события вечера, анализируя свои реплики и вспоминая разговоры в гостиной, Патрик подумал, что, наверное, зря так галантно рассыпал ей комплименты. Впрочем, спустя неделю она забудет его; наверняка у девицы есть жених, они обручены, семья давно подобрала подходящую партию. А им сейчас вряд ли можно увлечься: после каторги и ранений Патрик не питал иллюзий по поводу собственной привлекательности, да и мысли его совсем не в ту сторону бежали, а светская болтовня получалась у него сама собой.

Как показало время, он сильно ошибался.

 

Две недели выдались дождливыми, и после долгих ливней дороги порядком развезло. Однако к концу апреля погода, наконец, установилась. Правда, ветер задувал еще холодный, но солнце уже подсушило дороги, и они стали вполне пригодными для проезда. Весенняя страда была в разгаре, но местные дворяне, уставшие от вынужденного зимнего заточения (то метели, то мороз), наверстывали упущенное визитами, охотами, карточными играми.

Поэтому Патрик ничуть не удивился, когда, спустя неделю после их с «дядей» выезда на именины к имению повернула от дороги коляска. Господина ректора Университета и господина Лиона ван Эйрека, троюродного брата, Август Анри приглашал задолго до того – поглядеть на выращенные в оранжерее редкие цветы. Название их было столь мудреным, что даже сам ван Эйрек не мог его выговорить и, улыбаясь, называл их «прелестницами». Ярко-оранжевые с алыми прожилками, напоминающие садовые лилии бутоны гордо цвели на твердых, темно-зеленых стеблях в окружении неожиданно мелких листочков. Садовник Луи, вырастивший «прелестниц», скромно, но с достоинством стоял поодаль, всей фигурой выражая удовлетворение и гордость: вот, мол, мы какие, хоть и провинциалы, а выращиваем не хуже столичных-некоторых.

К ужину в этот вечер подали мясо, приготовленное по особому версанскому рецепту, и красное южное вино двадцатилетней выдержки. Любуясь игрой бликов на просвет, Патрик неожиданно вспомнил другое такое же вино, в которое подмешано было любовное зелье. И усмехнулся. Где она теперь, Анна? Чем обошлась ей та нелепая выходка?

- Я смотрю, вы совсем не едите, Людвиг, - нарушил его мысли Лион ван Эйрек. – Вам нужно больше есть, а вы голодаете.

- Он не голодает, - с улыбкой поправил его Кристофер, - он мечтает. Не стихи ли вы складываете, Людвиг?

- Этого добра за ним не водится, - заступился за «племянника» хозяин.

Господин ректор едва заметно улыбнулся. Он еще помнил, как по столице ходили переводы любовных виршей Востока, принадлежащие перу наследного принца.

Патрик рассмеялся.

- Увы, господа, мысли мои куда более прозаичны. А именно: влезет в меня еще кусочек пирога или уже некуда?

Старики засмеялись тоже.

- Вам, Людвиг, не скучно в нашей глуши? – полюбопытствовал Лион. – Вы же все-таки из столицы.

Патрик неопределенно пожал плечами.

- Когда как… Но у дяди хорошая библиотека. Да и здесь, помимо того, что глушь, прекрасная природа. Есть на что посмотреть.

- Да, - улыбнулся Кристофер ван Эйрек, - а еще местные красавицы…

- Кстати, насчет красавиц, - оживился господин Лион. – Людвиг, мальчик мой, признайтесь: чем вы так очаровали мою дочь?

- Простите? – Патрик недоуменно посмотрел на него.

- Вообразите, моя Луиза после именин только и говорит, что о вас. А для нее это не характерно. Мы ведь уже двоим сватам отказали: не по сердцу.

- Вот как? – поднял бровь хозяин. – И кто же сватался?

- Барон Фульер и один из наших, местных, захудалый. Там денег много, но род так себе… Эриден, слышали?

- О! – только и сказал «дядя». – И что же?

- А то, что моя дурочка ни на того, ни на другого и смотреть не хотела. Все ей, видишь ли, принца на белом коне подавай. Начиталась, глупая, заморских романов, вот и дурит теперь.

- А вы-то на что? – удивился Кристофер. – Как же почтение к старшим, долг дочерний?

- Да видите ли, - покряхтел Лион, - она у нас единственная. Да слабенькая, болела много. Оттого мы ее не неволим. Всему, чему хотела, учили. И рисовать она горазда – верите ли, иной раз любопытные картинки получаются. И читать не препятствовали. Вот и результат. Все ей идеал какой-то там нужен…

- Ну и молодежь пошла, - покачал головой Август.

- И не говорите! Ну да что уж теперь, - вздохнул Лион. – Ну вот, а с того бала она о вашем только племяннике, Август, и щебечет. Я уж думаю… - он усмехнулся и посмотрел на Патрика, - чем вы так очаровали ее, юноша?

Патрик улыбнулся.

- Не думаю, чтобы мной сейчас можно было интересоваться, господин Лион.

- Отчего же?

- После ранений и… - он поймал пристальный взгляд «дяди» и чувствительно прикусил язык. Едва не сказал «после каторги». Расслабился, твое высочество, едва не влетел. А ну-ка, будь осторожнее!

- Вы себя недооцениваете, - покачал головой Лион. – Впрочем, ладно, Людвиг, вы не красна девица, чтоб вас тут обсуждать. Да, господа, а не поехать ли нам на охоту? Господин Август, вы как отнесетесь к этой идее?

- Почему бы нет, - пожал плечами «дядя». – Людвиг уже вполне держится на лошади, да и я бы с удовольствием проветрился.

Лион хитро взглянул на Патрика.

- Вот и отлично. Моя Луиза прекрасная наездница и, полагаю, тоже захочет присоединиться к нам.

День понемногу угасал. В раскрытые окна повеяло прохладой. Старики перешли к камину, только Патрик остался сидеть возле убранного стола, задумчиво глядя в окно.

Закуривая трубку, Август спросил:

- Отчего вы не вывезете дочь в столицу, Лион? Для молодой девушки, мне кажется, больше шансов найти подходящего жениха там, а не здесь.

- Средств не хватает, - грустно ответил ван Эйрек. – Вы ведь не хуже меня знаете, как дорого нынче житье в Леррене. Я уж не говорю о нарядах…

- В столице теперь тоже не все так просто, - хмыкнул Кристофер. – Да и балов стало намного меньше.

- Отчего? – удивился Лион.

- Будет война, - хмуро сказал ректор. – Уже почти точно – будет война.

- С кем? – тихо спросил Патрик, сжимая пальцы.

Кристофер ван Эйрек усмехнулся.

- Вот уж не знаю, с кем сначала, с кем потом. Элалия и Версана – а вероятнее, что с обеими разом… официального объявления войны не было, но рекрутов набирают – вчера ехал мимо деревни, слышал: бабы выли, как по покойнику.

- Цены на железо поднялись, - сказал Август. – Вся тарская добыча, говорят, идет теперь в оружейни.

- И соль подорожала, - добавил Лион.

- Да? – удивился Кристофер. – Не замечал. А что до балов, так теперь у нас, чтобы устроить званый вечер или бал, нужно специальное разрешение от полиции.

- Как? – изумленно крякнул «дядя».

- Увы, - вздохнул Кристофер, попыхивая трубкой. - Политическая благонадежность, понимаете ли.

- Дожили, - усмехнулся Август. Встал – скрипнуло старое кресло-качалка, неторопливо прошелся взад-вперед по комнате.

- А еще, - Кристофер оглянулся на дверь и понизил голос, - у меня в Университете арестованы четверо студентов. Сто лет такого не было. Нет, я не спорю, мои подопечные далеки от идеала спокойствия, но чтобы арест… Можете себе такое представить?

- С трудом, - Август пошел вдоль стен, зажигая свечи в высоких подсвечниках. – Неужто смутьяны какие?

- Очевидно, нынешний король делает ставку на тюрьмы, а не на науку, - заметил Патрик.

Все трое собеседников оглянулись на него.

- Нынешний король по уши увяз в конфликтах с соседями, - проговорил Лион. –Поэтому вполне объяснимо, что ему некогда заниматься проблемами внутренними.

- Одно другому не мешает, - Кристофер отложил погасшую трубку.

- Царствие небесное Его Величеству Карлу Третьему, - вздохнул Лион. – В прежние времена все было совсем иначе.

- Но мы ничего не можем изменить, не так ли? – резко спросил Патрик.

- Увы, - Лион развел руками, сгорбился. – Что мы можем? Это дела большие, государственные.

«Дядя» Август внимательно смотрел на Патрика. «Не торопитесь, ваше высочество. Спокойнее и не так быстро», - прочел Патрик в его взгляде.

Категория: Мои файлы | Добавил: Krasav
Просмотров: 196 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.0/1

Наш опрос
Нужен ли на сайте чат?
Всего ответов: 176

Друзья сайта
Записки журналистов памяти Никиты Михайловского Сайт, посвящённый фильму Л. Нечаева НЕ ПОКИДАЙ... Кино-Театр.РУ - сайт о российском кино и театре
Rambler's Top100 myfilms Хрустальные звездочки

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017