Главная
Регистрация
Вход
Вторник
24.10.2017
07:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Памяти ИГОРЯ КРАСАВИНА

Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Мои файлы [121]

Поиск

 Каталог файлов 
Главная » Файлы » Мои файлы

"По праву крови. Продолжение"(Книга вторая). Автор: Алина Чинючина
18.04.2013, 13:06

*  * *

 - Лорд Лестин, - король смотрел пристально и жестко, - знаете ли вы, зачем я хотел сегодня видеть вас?

Лестин едва слышно вздохнул. Конечно, знает. Мало того – именно этого он и ждал с того самого дня, как понял, что Патрик арестован. Болезнь задержала, отсрочила этот разговор почти на месяц, но рано или поздно он должен был состояться. И то, что ждет его вслед за этим, Лестин знал тоже.

Лекарь разрешил ему вставать неделю назад, выходить из дома - позавчера. Теперь старый лорд вполне уверенно ходил, даже не задыхаясь, боли в сердце появлялись только к вечеру, да и то не каждый день, и можно было даже сказать, что все хорошо – если бы не постоянная, гнетущая тревога. Не о себе, конечно – о воспитаннике. Терять было уже нечего, и едва разрешили вставать и принимать гостей, Лестин начал поиски. Он успел предупредить де Лерона, но отправлять письмо Ретелю уже не рискнул, боясь, что перехватят. Два вечера разбирал и сжигал бумаги, и теперь был вполне спокоен… насколько, конечно, можно быть спокойным, ожидая ареста. Теперь он знал почти точно: Патрик в Башне. Главное – чтобы оставшиеся на свободе сумели выцарапать его оттуда… сказать по совести, надежды на это не так уж много. Но иначе – гражданская война.

Когда рано утром от короля прибыл посыльный с приказом немедленно явиться во дворец, лорд только пожал плечами. Оделся как можно удобнее, взял с собой деньги и на всякий случай надел на палец кольцо с рубином, но со слугами прощаться не стал – зачем их пугать? Вернуться домой он почти не надеялся.

Против ожидания, на него не бросились, выкручивая руки, не поволокли ни в тюрьму, ни в застенок – провели в рабочий кабинет короля. Лестин украдкой окинул взглядом знакомую комнату: как изменилась она. Как давно он здесь не был. Как надеялся снова войти сюда – к другому королю… а бумаги Его Величества Карла так и лежат в тайнике. Бог даст, у него хватит сил промолчать о них, если дело дойдет до… ладно, об этом не будем. Вот же странно: три года ходил по лезвию ножа, но когда арест подошел так близко, стало страшно. Страшно не выдержать, выдать того, кого выдавать не должен…

Король встретил его вполне любезно и даже сесть предложил – правда, против света. Опустившись в удобное кресло, лорд зажмурился – солнце с самого утра рассыпало по кабинету горячие лучи. Теперь главное – спокойствие. Смешно… знает ли он, зачем его вызвали? Еще бы не знать!

- Нет, Ваше Величество, - покачал головой Лестин, - не имею ни малейшего понятия. Единственное мое предположение, что вы решили найти мне применение на государственной службе, не выдерживает никакой критики. Впрочем… льщу себя надеждой… может я все-таки прав?

- В какой-то степени. Лорд Лестин, мне бы хотелось задать вам несколько вопросов. От степени вашей искренности зависит… многое. В том числе и ваша дальнейшая судьба – как на ниве службы Леране, так и… во всем другом.

- Я к вашим услугам, Ваше Величество, - Лестин поудобнее устроился в кресле, вытянул ноги.

- Скажите мне, лорд Лестин, - король не сводил с него взгляда, - как давно виделись вы в последний раз с государственным преступником, бывшим наследным принцем, беглым каторжником Патриком Дювалем?

- Э… дайте вспомнить, - Лестин слегка нахмурился. – Кажется, это было сразу после его ареста. Да, верно, тогда Его Величество разрешил нам свидание, надеясь, что я смогу повлиять на воспитанника и убедить его помочь следствию.

- Были ли у вас контакты после этого?

- Нет, сир.

- Знаете ли вы, где сейчас находится Патрик?

- Сир, - Лестин заметно удивился, - он же убит. Вы сами сообщили нам это вскоре после его побега с каторги…

- Хорошо, пока оставим это. Что вы делали в поместье господина Дьерта три месяца назад?

- Гостил, - невозмутимо ответил Лестин.

Король приподнял бровь.

- Прошу поконкретнее.

- Видите ли, Ваше Величество, - Лестин поворочался в кресле, сцепил на животе пальцы рук, - господин Эдвард Дьерт – мой старый приятель. Мы дружны еще со времен молодости. Я решил навестить старого друга и…

- Вы гостили у него три недели. Не многовато ли для визита? – ехидно спросил Густав.

- Ну, Ваше Величество, - улыбнулся Лестин, - мы так давно не виделись. У нас накопилось много общих тем для разговора.

- Хорошо. Скажите еще, с какой целью вы приезжали в поместье господина ван Эйрека в январе и в апреле позапрошлого года, потом в марте и августе прошлого, а потом – месяц назад?

- С той же самой, Ваше Величество. Господин ван Эйрек – мой друг.

- Раньше вы не навещали его так часто.

- Ну… раньше я был занят, а Август - домосед и не выбирается в столицу. Теперь же, после отставки, располагаю свободным временем в достаточном количестве, вот и видеться мы стали чаще.

- Последние два года вы пишете ему едва ли не каждую неделю. О чем, можно узнать?

- Право, не припомню точно. О жизни в столице, своих делах. У господина ван Эйрека племянница на выданье, он очень привязан к ней, поэтому я любезно информировал его о развлечениях в высшем обществе. Это было еще до войны, сир.

- Как зовут племянницу?

- Луиза, сир.

- И она приезжала в столицу?

- Нет, Ваше Величество. Ван Эйреки стеснены в средствах, и девушке не удалось приехать… а потом – война.

- О каких «девочках» сообщали вы в каждом письме господину ван Эйреку?

- Это дочери господина ван Херека. Они в родстве с ван Эйреками, а девочки позапрошлым летом гостили у Августа. Теперь он постоянно справляется об их здоровье.

- С какой целью, лорд Лестин, вы посещали господина Ретеля в Руже летом позапрошлого года?

- Господин Ретель – мой старый друг, и я…

- А лорд  Нейрел тоже ваш друг?

- Да, Ваше Величество.

- И к нему в гости вы ездили с той же целью?

- Да, Ваше Величество.

- Право, лорд Лестин, можно подумать, что вы затеяли паломничество по храмам дружбы, выражаясь языком поэтов.

- Ах, Ваше Величество, - вздохнул Лестин, - я уже стар. В мои годы никогда не знаешь, что может случиться завтра, поэтому нужно брать от жизни все, что можно. Будучи занят на государственной службе, я так редко навещал старых друзей, что теперь чувствую вину перед ними. Сейчас я свободен, ничем не обременен, у меня есть немного средств, так зачем я буду сидеть сиднем в столице, если меня где-то ждут? Вот я и решил вспомнить о старых приятелях.

- Складно выкручиваетесь, - глаза Густава недобро блеснули.

- Я не понимаю вас, Ваше Величество, - недоуменно сказал Лестин.

- Вам и не нужно понимать, Лестин. Когда в последний раз вы виделись с полковником де Лероном?

- Эээ… не помню точно, право.

- У вас плохо с памятью? Хорошо, я напомню: двадцатого апреля. О чем вы беседовали?

- Не помню, Ваше Величество. Встреча была случайной.

- И две другие, вероятно, тоже? Двенадцатого и десятого апреля?

- Не упомню, сир. Наверное, да.

Король помолчал. Побарабанил пальцами по столу, взглянул в упор

- Теперь я спрошу вас о другом. Лорд Лестин, вы знали, что бывший наследный принц жив?

- Жив? – Лестин выпрямился в кресле. – Нет, не знал. Но я очень рад этому, Ваше Величество!

- Рады?

- Разумеется! Патрик был моим воспитанником, я любил его, как сына. И теперь очень рад тому, что он выжил. Более того, я был бы очень рад встрече с ним.

- Ну, - усмехнулся король, - такая возможность вам скоро представится. Лорд Лестин, вы арестованы. За участие в заговоре, за сношение с государственным преступником Патриком Дювалем и помощь ему.

- Я вас не понимаю, Ваше Величество, - спокойно сказал Лестин, не двигаясь. – Я даю вам слово, что не имел связей с государственными преступниками…

- Вы тихо себя вели, - опять усмехнулся Густав. – Да и мне было не до того, чтобы пристально наблюдать за вами. Но теперь мы будем разговаривать всерьез, и я не сомневаюсь, что тайное станет явным. Кому еще мог доверять Патрик, как не воспитателю? Вашу шпагу, Лестин. Эй, там! – он встал. – Увести арестованного! Можете радоваться, Лестин: вы увидитесь с воспитанником сегодня же.

 

Они вышли из кабинета вместе: король и Лестин в сопровождении двух солдат. И идти им было к ближайшей лестнице тоже вместе, но Лестин, передвигавшийся тяжело и медленно, отстал. Король стремительно зашагал по коридору и скрылся за поворотом, в коридоре, ведущем через галерею к лестнице. Старый лорд вздохнул, обвел глазами стены дворца, задержался взглядом на большом портрете Его Величества Карла Первого. Наверное, в последний раз… Что же, этого и следовало ожидать. Патрик жив, а это значит…

…но, перебив его мысли, послышался впереди шум. Недоуменный возглас, ругательство, потом громкий голос короля, зовущий стражу - но его заглушил другой, странно знакомый…

Лестин остановился на мгновение. Не обращая внимания на стражу, ускорил шаг, почти побежал… выскочил, тяжело дыша, на галерею… И остановился – с разбегу.

Двое стояли друг против друга, залитые яркими лучами, и никто не осмеливался подойти к ним – ни к Густаву, застывшему, точно изваяние, посреди галереи, ни к стоящему перед ним грязному, босому, перепачканному кровью и пылью бородатому человеку, бросаюшему прямо в лицо королю Лераны невозможные, немыслимые слова.

- По праву крови и справедливости, - он говорил четко и громко, - я, наследный принц из рода Дювалей, обвиняю тебя, король Густав, в обмане, предательстве, попытке убийства, лжесвидетельстве и незаконном захвате трона, на который ты не имеешь права. Я вызываю тебя, король Густав, на поединок до смерти. Прямо сейчас. Здесь. На любом угодном тебе оружии.

Тихо вокруг. Остановилась в нерешительности дворцовая стража, замерли в нескольких шагах набежавшие на шум придворные. Десятки глаз смотрели на них – изучающее, настороженно, ошеломленно, с надеждой… От такого вызова нельзя уклониться, если ты – король.

Нарочито неторопливо Густав расстегнул и сбросил расшитый золотом камзол, натянул на правую руку перчатку.

- Шпагу мне! – крикнул он. И издевательски спросил: - Ты собираешься драться кулаками?

Патрик снял и отшвырнул куртку Мартина.

- Здесь есть кто-нибудь, кто даст мне оружие? – громко спросил он, не глядя протянул назад руку.

В раскрытую ладонь тут же лег прохладный металл эфеса. Патрик обернулся. Совсем незнакомый юноша едва ли старше его самого смотрел ободряюще и внимательно. Кто бы ты ни был, друг - спасибо.

Как много народу, как много. Галерея свободна, но в коридоре с обеих сторон толпятся люди… В высокие цветные окна бьет солнце, красными и синими пятнами растекается по полу.

- Я знал, что ты этого потребуешь, - усмехнулся король, небрежно салютуя противнику, как того требовал обычай. Патрик почти одновременно с ним вскинул в приветствии свой клинок.

- Я недооценил тебя… жаль, поторопился. Кто помог тебе на этот раз?

Оба медленно двигались по кругу, выжидая атаки противника.

- Надеешься победить? – поинтересовался Густав.

Патрик не отвечал, сберегая силы, их и так немного. Рубцы на спине снова начали кровоточить, от лопаток потекли вниз теплые капли… от боли срывается дыхание.

Атака, защита, ответ… Спасибо, мессир Эжер… вы были хорошим учителем. Патрик боялся, что после пыток не сможет поднять руки, не хватит сил удержать клинок. Нет… пальцы легли на эфес чужой шпаги так, словно она была его собственной. Голод и пытки не стерли умения, движения стали легкими и стремительными, тело - послушным и гибким. Он медленно разворачивался, чтобы оказаться спиной к солнцу, бьющему в окна.

Как тихо, отстраненно подумал он. Только звон стали о сталь и их тяжелое дыхание. Да… и в прежние времена Гайцберг был достойным противником, а уж теперь-то…

- Я убью тебя, - спокойно сказал Густав, отражая очередной удар, и ложным переводом заставил противника отскочить. – Достойный конец для принца, не спорю. Но для каторжника – слишком много чести. Надо было запороть тебя там, в Башне…

Патрик не ответил.

- Ты все еще хорошо фехтуешь, - продолжал король; он дышал ровно, словно и не устал нисколько. – С кем ты тренировался в рудниках? С ворами и убийцами? Со своим приятелем Дейком? Можешь передать ему спасибо…

Боль, обрушившаяся при имени Яна, ослепила на долю секунды, и принц не успел уйти от удара. Слитный вздох вырвался одновременно у многих людей – шпага герцога пронзила ему руку у плеча. Мгновенно Патрик перекинул клинок в левую руку; правая повисла плетью.

Спокойнее… Не торопись, теперь он ждет, что ты сделаешь ошибку. Ты прав – и этого довольно.

Теперь оба дрались яростно и молча, ожесточенно, уже не тратя времени на долгие проверки и обманные финты. Мелькание и свист их клинков были столь стремительны и неуловимы, что люди, столпившиеся в коридоре, затаили дыхание. Мессир Эжер с азартом следил за поединком, плечи его ходили ходуном, он словно пытался «помогать»… кому из двоих? Лорд Лестин вполголоса бормотал что-то, кусая седые усы.

Никто не уловил этого мгновения; только что оба противника отскочили друг от друга, и вот – сдавленный вскрик, и Густав застыл на мгновение в нелепой, странной позе, а потом тяжело повалился на пол лицом вниз. Тело его содрогнулось дважды и больше не шевелилось.

Патрик судорожно перевел дыхание, медленно опустил клинок. Шагнул было к поверженному врагу, но остановился. Выпрямился. В коридоре царила тишина.

- Я победил, - медленно, четко и громко сказал он. – Право на моей стороне. Право крови и справедливости. Божий суд свершился.

Он обвел взглядом толпу придворных.

- Есть ли здесь кто-то, кто может возразить мне?

В тишине жужжала одинокая муха.

- Я прав, - так же медленно и четко проговорил Патрик. – И этого довольно.

Единым слитным движением, точно один человек, придворные опустились на одно колено, склонили головы.

- Да, сир, - прокатилось по толпе. И – вразнобой, кто громче, кто тише: - Да здравствует король!

Категория: Мои файлы | Добавил: Krasav
Просмотров: 491 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.0/1

Наш опрос
Нужен ли на сайте чат?
Всего ответов: 177

Друзья сайта
Записки журналистов памяти Никиты Михайловского Сайт, посвящённый фильму Л. Нечаева НЕ ПОКИДАЙ... Кино-Театр.РУ - сайт о российском кино и театре
Rambler's Top100 myfilms Хрустальные звездочки

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017